Сегодня: г.

Рейс для Путина

Сотни грузовиков отправляются из Дагестана к столице – перекрывать МКАД. Полиция уже на постах, сообщает репортер Свободы

Водители большегрузных автомобилей во многих городах России уже третью неделю протестуют против введения новой системы оплаты проезда по федеральным трассам. В последние дни ноября дальнобойщики из разных регионов России, раздраженные невниманием властей к их требованиям, отправляются в марш на Москву – с намерением перекрыть движение по столичной кольцевой автомагистрали. Около двухсот машин еще в пятницу отправились в Москву из Дагестана, но, по данным координаторов протестного движения, были остановлены неподалеку от административной границы республики дорожной полицией.

Агентство РБК приводит слова одного из водителей: «Пустые фуры заставляют разворачиваться и ехать назад, а с водителей груженных автомобилей берут расписку не участвовать ни в каких акциях протеста, записывают номер каждой машины». Утром в субботу, передает корреспондент Свободы из Петербурга, полиция задержала одного из организаторов протеста петербургских дальнобойщиков Александра Расторгуева. Он уверяет, что грузовики все равно прибудут в Москву: водители договорились ехать поодиночке, чтобы колонну не остановили.

По Дагестану, как считают на Северном Кавказе, новая система взимания пошлин, «Платон», ударила больнее всего: грузовые перевозки здесь считаются традиционным «промыслом».

…Дибир едет по разбитой дороге на тонированной «Приоре». «Мы тут с две недели стоим и о нас ни слова по телевизору. Почему так? Даже местные каналы о нас не говорят». Источник дохода Дибира – старый «Камаз», машина стоит на общем пункте сбора акции протеста, под Хасавюртом. На протяжении пятнадцати дней забастовки водителей проходили на главной республиканской автотрассе, к концу недели дальнобойщики стянулись на север республики: дорога на Москву лежит через Калмыкию.

– Тут другой работы нет – если бы был завод, чтобы тысяч 20–25 получать, то я бы за руль не сел бы никогда в жизни. А сейчас тут заработок – или скотину держать, или баранку крутить, – машина Дибира прыгает на кочках.

– А это федеральная трасса? – спрашиваю я.

– Да, М29, Ростов – Баку. И за такое они еще денег хотят! Видишь – тут ни одной фуры нет. А вот если бы забастовок не было, то тут бы грузовиков полным-полно было.

Через несколько дней после начала забастовки из Дербента в Москву загрузились и выехали триста мариш, но бастующие задержали их и заблокировали дорогу. Обиженные шоферы из Дербента написали заявление в полицию.

– Раз все стоят, значит, и они должны стоять, правильно? – спрашивает Дибир. Штрейкбрехеров тут не любят.

– А в Хасавюрте у вас еще и чеченские дальнобойщики бастуют?

– Да, они к нам подъехали. Они Рамзана боятся. Говорят, что он машины отбирать грозился у тех, кто бастует.

Никто из чеченских водителей на мои вопросы о Рамзане Кадырове не отвечает: «Давай не будем тут нагнетать, да. Ладно, друг?»

У протестующих – простая мотивация и нехитрая математика. По словам дальнобойщиков, один рейс в Москву приносит от двадцати до тридцати пяти тысяч рублей. Когда «Платон» заработает в полную силу, новая система внимания налога будет «съедать» по меньшей мере четырнадцать тысяч рублей.

Общий слет дальнобойщиков напоминает полевой лагерь. Это собрание – и профсоюз, и клуб по интересам. В котле над костром кипит вода, в большом казане варится баранина. В углу прицепа главной машины совершают намаз. Отсюда же толкают речь:

– Главное не провоцируйте! – оратор пытается перекричать дорожный шум. – Мы выступаем тут не против правительства, не против Путина. Мы выступаем против одного нежелательного ребенка. Его зовут Платон Игоревич Ротенберг.

Если на словах о нежелательном ребенке публика настораживается, то при упоминании фамилии Ротенберг дальнобойщики начинают аплодировать.

– Если этот «Платон» будет узаконен, то им придется на велосипеде возить товар, – пожилой мужчина, которого окружающие называют не иначе, как аксакал, едва не срывается на крик.

– Я думаю, Путин просто не знает, что да как, – говорит Заур, сидя за рулем грузовика. Машины на Москву одна за одной выезжают со стоянки и едут к границе с Калмыкией. На Бабаюртовском посту за выездом из Хасавюрта, по словам дальнобойщиков, фуры разворачивает ОМОН.

– Тут такие заварушки внешнеполитические, что Путин нас просто не видит. Ему же не говорит никто, правильно? Вот мы к нему и приедем – показать, что мы есть. Я за этот рейс впустую пятьдесят тысяч потеряю, я в долг заправляться буду, чтобы в Москву поехать, – продолжает водитель, – Мне ребят обычных жалко, понимаешь? Здесь у нас все либо фуры чинят, либо на них ездят. А если это все загнется, то молодежь куда поедет? Либо в Москву, либо в Сирию.

То ли Зауру повезло, то ли ОМОН и ГИБДД переместились дальше на север, но пост ДПС фура прошла без проблем. Заур двинулся на Москву. Показать себя Путину. Еще через несколько часов Заур сбросил мне SMS: его и еще несколько десятков машин остановили у села Кочубей неподалеку от границы Дагестана с Калмыкией.

Источник: svoboda.org

© 2015, wood-trans.in.ua. Все права защищены.

 
Статья прочитана раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последний Твитт

Архив

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Anybis16@mail.ru